Татьяна Петровна Шестова ("Дым")

Татьяна Петровна Шестова ("Дым")
Смотри также Литературные типы произведений Тургенева

Троюродная сестра и невеста Литвинова, воспитанная Капитолиной Марковной; "девушка великороссийской крови, русая, несколько полная и с чертами лица немного тяжелыми, но с удивительным выражением доброты и кротости в умных, светло-карих глазах, с нежным белым лбом, на котором, казалось, постоянно лежал луч солнца". Ее честное, открытое лицо всегда сохраняло безмятежное выражение; ясно и доверчиво смотрела она, добродушно смеялась, мило краснела. Т. — спокойная, сдержанная девушка: спокойно, со светлой улыбкой она встречается в Бадене с своим женихом; чуя волнение Литвинова, она внимательно присматривается к нему и как будто сама себя спрашивает, какого рода впечатление возбуждается в ней, когда она узнала об увлечении Литвинова Ириной. Наружно Т. оставалась спокойной: она так же непринужденно держалась, только взор ее ни разу не останавливался на Л., а как-то снисходительно и пугливо скользил по нем, и бледнее она была обыкновенного. Но сердце в ней "тихонько" сжималось, и ночью тетке показалось, что Т. плачет... "Когда Литвинов пришел к Т. для родственного объяснения", "она сидела на диване и держала обеими руками книжку; она ее не читала и едва ли даже знала, что это была за книжка. Она не шевелилась, но сердце сильно билось в ее груди, и белый воротничок вокруг ее шеи вздрагивал заметно и мерно". Т. сдержанно поздоровалась с Л.; "она, по обыкновению, ничего не требовала, но все в ней говорило: "я жду, я жду..." Она приходит "на помощь" путающемуся в словах Л.: "вы разлюбили меня и не знаете, как мне это сказать". "И все лицо ее покрылось мертвенною бледностью". "Лицо ее с отброшенными назад волосами приблизилось к его лицу, и глаза ее, так долго на него не глядевшие, так и впились в его глаза... Она прочла ответ в самом его молчании, и откинулась назад, и уронила книгу... Она еще сомневалась до того мгновенья..." "Я знаю, что мне теперь остается делать, — говорит Т.... — Мне остается возвратить вам... ваше слово". "Самая горькая правда, — прибавляет она, — лучше того, что происходило вчера. Что за жизнь теперь была бы наша!" Она просит только оставить ее, "пощадить ее гордость". — "Она храбрится, вы ведь знаете, какой у ней нрав, — говорит Кап. Марк. при прощании с Л. — Она никогда не жалуется; она себя не жалеет... Вот она теперь мне толкует: "тетя, надо сохранить наше достоинство!" — а какое достоинство, когда я смерть, смерть предвижу..." Т., по убеждению Капитолины Марковны, любит Литвинова так, как никто никогда не полюбит. "Она вся замкнулась, ушла в себя, и при прощании с Литвиновым просиявшее небывалой красотой лицо Т. величаво окаменело, как у статуи; грудь не поднималась, и платье, одноцветное и тесное, как хитон, падало прямыми, длинными складками мраморных тканей к ее ногам, которые оно закрывало. Т. глядела прямо перед собой, на одного только Литвинова, и взгляд ее, ровный и холодный, был также взглядом статуи". Литвинов прочел в нем свой приговор... Т. отстраняет объятия тетки, опускает глаза, "краска распространяется по ее лицу" и с словами: "ну теперь скорее!" — она вернулась в спальню и начала готовиться к отъезду. В жару горячки она не позволила послать телеграммы Л.; Т. схоронилась в своем именьице; она жила тихо, мало выезжала и почти не принимала гостей. В деревне лечила крестьян, завела школу. Она несколько похудела, но это шло к ней; впрочем, она была покойна и здорова. На письмо Л. она откликнулась с прежнею приветливостью, "вся застыдившись", встретила она его и совсем смутилась, когда он упал на колени, моля о прощении: "она никак этого не ожидала и не знала, что сказать, что делать... Слезы выступили у ней на глазах. Испугалась она, а все лицо расцветало радостью..." "Флегматическая барышня, у которой в жилах, вместо крови, вода du lait coup?" — так характеризует Т—ну мельком видевшая ее и раздраженная Ирина. — "Я в течение всей своей жизни не встречал существа более симпатичного. Это — золотое сердце, истинно ангельская душа, — внушает Л—ву Потугин. — Она заслуживает всевозможного счастья на земле, и завидная доля того человека, которому придется доставить ей это счастье!" — "Известная смиренница", говорит о ней тетка, "у ней свободная душа".

Критика: "Т—на — это тип доброй, кроткой, недалекой женщины, у которой единственное содержание в жизни — нежная всепрощающая любовь. Раз предавшись любимому человеку, такие женщины любят тихою, как свечка теплящеюся любовью до гроба и готовы простить милому человеку что угодно". [Скабичевский, Сочин. т. I]. "Т. положительный женский тип. В ней личность человеческая уже достигла высокой степени внутренней свободы и повинуется не голосу страсти, а тому, что называется призванием женщины, и сама женственность служит ей не средством для достижения целей лично-эгоистических, а могущественным орудием для осуществления призвания женщины в семье и обществе... Центр тяжести душевных стремлений у ней любовь, любимый человек и счастье с ним. Ей нужен просто "хороший человек", который бы любил ее горячо и беззаветно". [Овсяннико-Куликовский, Этюды о Тург."].


Словарь литературных типов. - Пг.: Издание редакции журнала «Всходы». . 1908-1914.

Смотреть что такое "Татьяна Петровна Шестова ("Дым")" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»